Освещая характер частных затруднений, сопутствовавших подготовке Каффы к войне с татаро-турецким войском, следует иметь в виду, что на самом деле эти местные обстоятельства, как бы они там ни складывались, не имели решающего значения в череде других событий, которые в действительности предопределили судьбу колонии. Общая причина падения Каффы заключалась в крушении колониальной системы Генуи. Генуэзская республика переживала тяжелые последствия внутренних раздоров и жестоких поражений, понесенных ею в войнах с королем Арагона и Венецией. В их результате она потеряла к тому же свой регулярный флот. Полный упадок коммерческих связей Генуи ставил на грань банкротства и банк св. Георгия, который строил свое финансовое благополучие во многом на политике предоставления ссуд правительству Коммуны. В создавшейся обстановке Каффа — даже если бы она удвоила собственные усилия — не могла предотвратить уготованного ей конца. Колесо истории генуэзской фактории вращалось уже помимо ее воли, и это был последний его оборот.

Получив приглашение татар к военному союзу, Мехмед II немедленно приступил к приготовлениям, выдававшим решимость турок осуществить, наконец, свои давние планы, направленные на установление полного и безраздельного господства во всем бассейне Черного моря. Захват итальянских колоний был приурочен султаном по времени к началу уборки урожая зерна. Стратегия османов предусматривала проведение масштабных военных операций сразу на нескольких направлениях. Мехмед II сформировал с этой целью две основные группы войск. Одна из них – сухопутная — направилась в мае 1475 года в Молдавию. [163] Другой отряд готовился к штурму каффской крепости.

В походе на Каффу участвовали 353 больших и малых корабля с тремя тысячами воинов на их борту, а также вспомогательный флот из 120 понтонов с грузом продовольственных и боевых припасов. [164] Экспедицию возглавляли флотоводец Ахмед-паша и военачальник Диагарж-Якуб. Эта армада снялась с якоря в Константинополе 19 мая. 1 июня она уже стояла на рейде каффской гавани. [165] Приветствуемые татарами, турки беспрепятственно высадились на берег и сразу же приступили к осаде городских укреплений. Они установили свою артиллерию напротив Кайгадорских и Садовых ворот, а также близ церквей св. Теодоро и св. Георгия. [166] Хотя стены крепости выдержали первые удары проломных батарей османов, Каффа противостояла штурму только четыре дня. На пятый день город сдался, поскольку часть его населения — как утверждают источники, это были, в основном, греки и армяне — восстала против латинян. Осознавая безвыходность положения, генуэзцы пытались накануне вести переговоры с Ахмед-пашой, но тот либо не принимал парламентеров, либо сводил общий смысл ответа им к фразе: “Защищайтесь, если можете!”. [167] Сообщается, что конкретными виновниками сдачи Каффы неприятелю стали некоторые будто бы ранее подкупленные армяне и ближайший помощник консула Оберто Скварчиафико, передавший изменникам ключи от крепостных ворот.

6 июня турки уже были полновластными хозяевами города. “Лета 6983 (1475) туркове взяша Кафу и гостей московских много побиша, а иных поймаша, а иных пограбив, на окуп даваша”, – так отозвалась на захват крепости русская летопись. [168] По свидетельству современников описываемых событий, они “изрубили на куски” большинство итальянцев и “всех почетных горожан”. Османы наложили на застигнутые здесь семьи дань, равную стоимости половины их имущества, опустошили частные и общественные склады товаров и продовольствия и, прихватив в качестве трофеев полторы тысячи юношей из числа жителей Каффы, отправили эту добычу в Константинополь. На девятый день после падения цитадели Ахмед-паша дал праздничный обед, на котором присутствовали званые гости — Скварчиафико и горожане, открывшие туркам ворота крепости. Завершив пир, османы поочередно вывели последних на берег моря и каждому отрубили голову. [169] О6ерто Скварчиафико мог вскоре только сожалеть, что не разделил с ними ту же участь: он умер мучительной смертью в Константинополе, будучи подвешенным на крюк за ребра. [170]

Вслед за Каффой, одно за другим, пали и остальные укрепления генуэзцев в Крыму. Наиболее упорное сопротивление османам оказала Солдайя. Ее последним бастионом стал пылающий храм, в котором сгорели заживо консул Христофоро ди Негро и немногие из еще остававшихся в живых защитников крепости. Жестокость, с какой турки расправлялись со своими жертвами, в особенности — с христианским населением колонии, заставляла тех повсеместно бросать обжитые места и искать убежища в окрестных лесах.

Завершив разгром опорных пунктов генуэзцев, османы поручили поимку этих беглецов татарам. Застигнутые где-либо татарскими всадниками врасплох или поддавшиеся на посулы сохранить им жизнь, они подвергались немедленной казни. Отрубленные головы последних итальянских колонистов были доставлены в Константинополь и укреплены на его вратах. [171] Может быть, что этот страшный памятник триумфу турецкого оружия когда-нибудь довелось увидеть и Антониотто Кабелле: оставшийся в живых при штурме турками Каффы, он был приговорен ими к каторжной работе на галере.

Драматические события лета 1475 года, сколь бы они ни были, тяжелы для Каффы по своим ближайшим последствиям, не означали ее апокалиптического конца. Городу придется вскоре еще раз изменить свое имя и пережить полосу нового расцвета. Но это будет уже совсем иная история.