Тепе-Кермен (по книге А Боровко. Тепе-Кермен. “Записки” Крым. общества естествоисп. и люб. природы, 1913 г., III том. В статье этой сделано подробное описание Тепе-Кермена).

От караимского кладбища в Иосафатовой долине не более 3 км до горы Тепе-Кермен. Гора, возвышаясь на 540 мет. н. ур. моря и около 235 мет. над соседней долиной, стоит совершенно отдельно и имеет конусообразную форму; склоны горы покрыты с севера и запада лесом, а с востока и юга – совершенно голые. Подъём с юга – очень крут, с юго-запада – тяжёл и сравнительно не труден с северо-востока.

В Тепе-Кермене 235 пещер. Пещеры расположены в 6-7 ярусов на обрывистой вершине горы. В очень немногих местах встречаются два или три этажа пещер, т.е. так, что потолок нижней пещеры служит полом для верхней. На плато горы – пещер мало. Большинство пещер совершенно открыты, по форме очень разнообразны; есть двойные, тройные и даже четверные, но сложных в общем не более 20. Остальные – одиночны. В общем, пещеры Тепе-Кермена такого же характера, как и в других крымских пещерных поселениях: внутри имеются выступы вроде лежанок, ясли или нечто вроде закромов, ступени у входов, колонны, разные углубления в полу и стенах.

Главною достопримечательностью Тепе-Кермена считается пещерная церковь VIII века на северо-восточном склоне плато с двумя входами в виде дверей и тремя окнами. В алтаре шесть грубо сработанных колонн, из которых уцелели только три; снаружи алтаря высечены большие кресты. В одном из внутренних углов церкви вырублен в полу каменный ящик крестообразной формы – это баптистерий (купель для крещения). На одной из гробниц в церкви – остатки греческой надписи. Снаружи возле церкви – 9 пещер, в одной из которых много человеческих костей. очевидно, это был могильник, куда складывали, по древнему обычаю, кости, вынутые из гробниц. Кроме описанной, есть ещё другая церковь; в ней имеется на стене довольно хорошо сохранившаяся надпись (на греческом языке) и орнамент; в полу выдолблены две гробницы.

В одной из расположенных на плато Тепе-Кермена пещере (против которой на краю обрыва стоит огромный камень) имеются две высеченных надписи древнееврейского письма; одна надпись заключает дату 5288 год от сотворения мира, т.е. 1527 год.

Происхождение пещер Тепе-Кермена не выяснено. Опираясь на его название (тепе – вершина горы, кермен – укрепление), предполагают, что здесь была когда-то крепость, но в настоящее время никаких следов её не имеется. Вернее всего Тепе-Кермен можно считать убежищем для пастушеских народов средневековья.

Относительно происхождения вообще крымских “пещерных городов” в разное время высказывались разные мнения. Некоторые приписывали их даже легендарному народу древности – троглодитам (напр. Дюбуа де-Монпере, бывший в Крыму в 30-х годах XIX века, то же повторял писатель Евг. Марков).

Известный археолог Бертье-Делагард высказывает такой взгляд на “пещерные города”: “Пещеры повсюду в Тавриде находятся в полном соответствии с надземными постройками и в подчинённой к ним зависимости. Они идут по начертанию дорог и улиц, следя за их излучинами, служа подвалами домов, а часто и просто жилищами бедняков, находясь почти всегда под защитой крепостных стен… Кем выдолблены пещеры, каким народом – неизвестно, но их долбили все, кому нужно было жить в подобных горах. В Успенском монастыре ещё в 70 годах (XIX век) долбили пещеры, платя за работу от 50 к. за куб. арш. Дешевизна работы, лёгкость её, благодаря мягкости камня, почти вечная прочность постройки, несгораемость, модная подражательность – вот главные причины устройства пещерных помещений”.

Таким образом, пещеры долбили все, кому приходилось жить в Крыму в периоды постоянных тревог и опасностей, в особенности при частых вторжениях разных народов в Крым при переселениях их в начале средних веков, при внутренних междоусобицах. Пещерные поселения были надёжным временным убежищем в смутные времена. Несомненно, что и гонения на иконопочитателей во время иконоборческого движения в VIII веке способствовали образованию пещерных монастырей по типу малоазиатских: бежавшие в сторону наименьшего сопротивления монахи приносили в новые места свои навыки.