Кизил-Коба (красная пещера). От Симферополя – около 23 км. Просёлок сворачивает с шоссе Симферополь-Алушта влево за 6-м километровым столбом после Мамут-Султана. Перейдя речку Су-Учхан (падающая вода), дорога раздваивается: правая приводит в деревню Кизил-Коба. Для осмотра пещер взять свечи. Дорога к пещерам и водопаду идёт через деревню по берегу Су-Учхан. Тропинка – короче; начинаясь около мечети и огибая часть деревни слева, она спускается на дорогу по правому берегу.

Поднимаясь мимо каменоломни, дорога выходит на горизонтальную поляну. Выходящий из-под скалы Су-Учхан, огибая поляну, на краю её образует водопад. На краю же поляны – небольшая туфовая пещера. С поляны ведёт тропинка вверх к двум большим пещерам. Нижняя, Харанлых-Коба (тёмная пещера), открывается к высохшему руслу реки, над ней – верхняя – Иэль-Коба (ветреная пещера). Путь к нижней пещере затрудняют большие камни, по которым надо пробираться ко входу.

Харанлых-Коба (на 53 м ниже Иэль-Коба) – сырая и грязная. За входом – большой зал, который постепенно переходит в коридор. У небольшого расширения пещера раздваивается. Нижний коридор сворачивает вправо и приходит к луже; над ней – дыра – сообщение с верхним коридором. За лужей – коридор (выше) кончается озером, над которым свод нависает очень низко. Озеро всё не видно. Верхний коридор начинается на высоте около 4 метров от нижнего (иногда имеется лестница).

“Вся красота пещеры, её чудо, находится в самом её конце, и чтобы увидеть его, надо пройти не десятки, а две сотни метров. Но вот вы прошли положенный путь и начинаете улавливать неясный гул. Впечатление такое, что лес шумит. Вы невольно ускоряете шаги, гул усиливается; вы уже различаете, что это шумит река, слышите плеск её вод. Река – близка, но темнота пещеры, которую не рассеивает десяток свечей, не дает вам возможности сразу увидеть всю прелесть подземной реки.

Вы подходите к самым камням, предупредительно здесь наваленным как бы самой природой, чтобы уберечь неосторожных и нетерпеливых, но и у камней не видать всего. Вы взбираетесь на камни, выбираете самый дальний из них уже в самой реке – вода с плеском и шумом бьётся о камни; река мчится у самых ног ваших и каскадами, с блестящей пеной и шумом, стремится в неизвестную пропасть. Позади вас протянулось маленькое прелестное озерцо, чистые воды которого прячутся в темноте сводов. Река рвётся из озера и, преодолев камни, бросается вниз. Невероятный шум бегущей воды, блестящая, как алмазы, пена и своды, таинственные и мрачные, пропадающие с рекою в темноте, – производят неизгладимое впечатление” (“Землеведение”, 1911 год, 1-2 кн., П. Петров. – “Крымские пещеры, Иэль-хоба и Харанлы-хоба”). По руслу реки, когда мало воды, можно дойти до места исчезновения её в скале.

Выше пещер ведёт трудная тропинка на верх обрыва. К востоку от обрыва (1 час ходьбы) расположены два озера, одно – постоянное, другое – исчезающее. Эти озёра питает пересыхающая речка Соботкань. Она начинается у подножия горы Долгой (4 км от озёр) из 2 источников, никогда не пересыхающих. “Соботкань представляет прекрасный пример карстовой речки: родится из земли, течёт несколько километров по ней, потом устремляется вниз и течёт под землёю некоторое время, появляется опять в пещере и снова исчезает неведомо куда, чтобы затем ещё блеснуть на солнце своими водами, сорваться со скалы пышным водопадом и под новым названием Су-Учхан – слиться с другой рекой – Салгир” (“Землеведение”, 1911 год, 1-2 кн., П. Петров. – “Крымские пещеры, Иэль-хоба и Харанлы-хоба”, стр. 38-39).

Около деревни Кизил-Коба обнаружены профессором К. С. Мережковским кремневые орудия так называемой Кизил-Кобинской культуры.

Иэль-Коба (над деревней – около 170 метров, имеет в длину около 150 метров). От главного коридора отделяются влево два боковых, очень извилистых и узких. Пещера – сухая, тёмная. “У входа пещера образует небольшое расширение, за которым находится каменная глыба в 12 метров длиною, через которую довольно трудно перелезть; за глыбой пещера расширяется и переходит вскоре в значительный низкий ход. Мы влезли в него и по небольшому уклону вошли в довольно просторный и ровный коридор, который то расширялся, то немного суживался, но везде было достаточно места, чтобы итти группой; иногда только нависал потолок и приходилось наклоняться. В нескольких местах пещера значительно расширяется и образует залы. Последняя из них – почти в самом конце пещеры” (“Землеведение”, 1911 год, 1-2 кн., П. Петров. – “Крымские пещеры, Иэль-хоба и Харанлы-хоба”, стр. 44).