Феодосия (45 градусов 1 минута северной широты и 53 градуса 4 минут восточной долготы) в настоящем виде – небольшой уездный город Таврической губернии, в общем с весьма умеренным торговым и курортным значением.

Опьянение будущей славой до того ослепило в 90-х годах феодосийских реформаторов, что они, в чаянии громадных выгод от проведения железной дороги, самым спокойным образом отвели для её надобностей лучшую прибрежную полосу, лишив Феодосию надежды когда-либо стать приличным курортом.

С тех пор это половинчатое процветание Феодосии парализует её быстрое развитие в какую-либо сторону, т.к. и для торгового развития Феодосии и для её роста, как курорта, существует не мало препятствий.

Торговое значение Феодосии, подымается как мы уже говорили, с переводом сюда в 1894 году из Севастополя коммерческого порта, обошедшегося свыше 4 с половиной миллиона рублей.

Город быстро оправляется от спячки, открываются новые экспортные конторы, банки и пр., но всё же далее обычного предела экспорт Феодосии не идёт, а вместе с ним и не делает скачков благополучие города.

Отличная никогда не замерзающая и спокойная бухта, выгодное географическое положение, делающее Феодосию кратчайшим транзитным пунктом по вывозу из Чёрного моря для значительного района, – все эти неоспоримые плюсы совершенно теряют своё значение вследствие невыгодности тарифа, отвлекающего большинство грузов на Александровск, и далее по Днепру на Херсон. Ощутительная разница в тарифе на Феодосию и Александровск даёт себя сильно знать с открытием навигации, и только зимой, во время замерзания Днепра, а также и Азовского моря, местный порт работает довольно бойко.

В общем же к Феодосии тяготеет весьма небольшой местный район (до Лозовой и т.п.), и только в такие урожайные годы, как 1908,9 и 10, цифра экспорта немного поднимается. Борьба с Александровском, тянущаяся уже много лет, склонилась было в 1909 году в пользу Феодосии, но вскоре в тарифном комитете было установлено status quo, и при том, по-видимому, на долгое время.

Помимо тарифа развитию экспорта препятствует отсутствие оборудования порта элеваторами, механическими приспособлениями и пр. Впрочем в последнее время местные заинтересованные учреждения усиленно добиваются общего оборудования порта и снабжения его механическими приспособлениями, при чём есть основания надеяться на кой-какой успех.

Несмотря на такие неблагоприятные условия, благополучие города всё же зиждется исключительно на его экспортной деятельности, и только порту и его хлебной торговле, Феодосия обязана некоторым своим оживлением. После постепенного повышения экспорта в прежние годы, максимум его достиг в 1905 году наивысшего предела (свыше 26 с половиной миллионов пудов), а замет быстро спустился. В 1908 году вывезено около 10 миллионов, в 1909 году – около 20-ти, а в 1910 году – 23 миллиона с лишком, за первые же три месяца 1911 года – 12 миллионов что объясняется исключительными урожаями последних лет.

В порту организованы артели грузчиков (свыше 600 рабочих) и подводчиков.

Помимо хлеба, местный порт почти ничего заграницу не вывозит, и деятельность его в остальном ограничивается незначительным каботажем. Предметами вывоза служат помимо хлеба: фрукты и виноград, табачные изделия, а также черепица, кирпич и пр. В самое последнее время здесь сооружены нефтехранилища бр. Нобель, обративших на Феодосию внимание, как на кратчайший транзитный пункт для сообщений с Кавказом.

Оживление последних годов вызвало здесь появление новых экспортных фирм и отделений банков. В городе функционируют 10 экспортных фирм (Луи Дрейфус и компания, бр. Тубино, Нейфельд, Н. Ратгауз, Стюрлер, т-во Крым, Ск. Крым, Флейшман, Байер и СПБ, международный банк), 7 банков (Государственный, Городской общественный, Русский для внешней торговли, Азовско-Донской, С.-Перетбургский международный, банкирский дом “Братья Крым” и Общество взаимного Кредита), 3 кредитных т-ва (ссудо-сберегательное, кредитное т-во садоводов и виноградарей и мелкоторговое ссудо-сберегательное т-во; из них наиболее процветает последнее, насчитывающее свыше 3600 членов т-ва).