Показательна география генуэзских и венецианских колоний. В числе северопричерноморских городов Венеция ориентировалась, в основном, на Тану (г. Азов), расположенную в устье Дона. Именно Тана была конечным пунктом знаменитого -караванного маршрута: Пекин — Хотан — Кашгар — Бухара – Ургенч — Сарай, получившего название Великого шелкового пути. Помимо нее, на всем Черном море, не считая отошедшей впоследствии к генуэзцам Солдайи (Судак), Венеция владела еще только одной факторией — в Трапезунде, который так же, как и Тана, имел караванное сообщение с городами Средней Азии, Китая и поддерживая связь с государствами Ближнего Востока.

В то же самое время Генуя располагала в Причерноморье, по крайней мере, полутора десятками разбросанных всюду факторий, через которые проходили не только восточные товары, но и поток предназначенной для региональной торговли местной продукции. По ряду причин каффская колония заняла среди них главенствующее место. При ее создании генуэзские купцы не могли не считаться с опытом соседней Солдайи — широко известного в Западной Европе, на Руси и в Азии торгового центра.

В конце XIII века его новому возвышению способствовало, в частности, то обстоятельство, что он находился значительно ближе, чем Херсон, к Азовскому морю и Керченскому проливу, через которые шли суда, загруженные в Тане. Обладая этим же преимуществом, Каффа располагала еще и прекрасным, закрытым от жестких северных и западных ветров, рейдом Феодосийского залива. Однако, этот сам по себе важный аргумент не был единственным и определяющим.

Последний крестовый поход приблизительно совпал по времени с другим масштабным событием — объединением монгольских племен вокруг Чингиза, выбранного общемонгольским ханом. Эта поначалу маленькая, кочевая держава вскоре покорила Китай, Персию, Среднюю Азию, завоевала Северный Кавказ, большую часть приволжских, донских степей и Причерноморья. Таврика отошла в состав одного из самых обширных уделов империи, управлявшегося внуком Чингиза — ханом Батыем. Этот удел превратился со временем в могущественное государство со столицей Сарай на нижней Волге. Оно вошло в историю под названием Золотой Орды. Административным центром Крымского улуса Орды стал Солхат (Старый Крым). Уже во второй четверти XIII века здесь пребывает один из ее нойонов — военачальник, подвластный золотоордынскому хану [3].

География расселения татар на полуострове ограничивалась вначале только территорией восточного и частично юго-восточного Крыма. Их вторжение не имело фатальных последствий для местного, в большинстве своем христианского, населения. В наибольшей степени от татарской агрессии пострадала Солдайя, но и здесь после нескольких, следовавших один за другим, и, казалось бы, катастрофических ударов жизнь быстро восстанавливалась заново. Иначе сложилась судьба западного Крыма. Существовавшие там поселения и города, включая Херсон, после набегов эмира Ногая уже не нашли сил для нового подъема. В результате этих событий центр экономической жизни Таври ки надолго переместился в восточный Крым.

Распространив свою власть на огромные, протянувшиеся от Китая до Черного и Азовского морей, пространства, татаро-монголы создали в их пределах самую передовую по тем временам систему коммуникаций, включавшую в себя отлаженную ямскую службу, сопроводительные охранные грамоты, сеть караван-базаров, инспекции — все то, что делало, по утверждению европейских путешественников, путь из глубин Азии через подконтрольные хану территории наиболее удобным и безопасным. Теперь снаряженные там караваны могли беспрепятственно следовать в черноморские порты и Приазовье. Часть их, минуя Тану, направлялась в Солхат-Крым, который таким образом втягивался в международную торговлю.

Располагая еще и значительным собственным производительным потенциалом, Солхат объективно нуждался в партнере для обеспечения товарооборота как в причерноморском регионе, так и с Европой. По замыслу генуэзских купцов, эту роль, в числе прочего, должна была взять на себя Каффа.