Симеизская астрономическая обсерватория является отделением Пулковской. Обсерватория оборудована 6-дюймовым рефрактором и 100-сантиметровым рефлектором, вторым по величине в Европе (помещается в большой башне). Рефлектор установлен в 1926 году. Осмотр Обсерватории по средам и субботам по записи.

Из более далёких прогулок назовём восхождение на г. Шан-Хая (877 м), на вершину Яйлы – Ат-Баш (1.203 м) и на скалу Исар. Чтобы взойти на первую (около 5 км), надо подняться над деревней мимо кладбища на верхнее шоссе, оттуда ведёт тропка на источник Фас-Бурла, каптированный для нужд Симеизского водопровода. Отсюда тропки идут уже сосновым лесом, сильно пострадавшим от недавнего пожара. На самую скалу Шан-Хая из Симеиза надо подниматься с её западного крыла (см. экскурсии из Алупки).

Для подъёма на Ат-Баш (8 км) надо пересечь верхнее шоссе в том месте, где от него отходит ветвь на Симеиз; пройдя несколько сот метров по направлению к Алупке, начинают подъём по очень каменистой тропинке, которая, лишь спустя час ходьбы, приводит на широкую лесовозную дорогу, ведущую на Ат-Баш (так называемая “жидовская дорога”, построенная Гинзбургом). Часа через 3 подъёма, считая от Симеиза, дорога приводит на перевал.

Справа – крутая скала Ат-Баш, с которой открывается обширный вид (виден мыс Айя), на север – глубокая карстовая котловина Беш-Текне (пять корыт), на дне которой выходят на поверхность глинистые сланцы, и извивается ручей – чуть ли не единственный случай на Яйле! Котловина замечательна, как одна из значительнейших стоянок каменного века. Осколки орудий Мадленской эпохи можно находить у глинистых склонах во многих её местах.

От Беш-Текне легко пройти Яйлой на Ай-Петри и Бедене-Кыр (2 часа ходьбы). Если взять направление прямо на север и пересечь Яйлу, можно через час-полтора дойти до урочища Бабулган; дойдя мимо полуразрушенной фермы б. Юсупова до шоссейной дороги и пересёкши её, нетрудно ещё через 2-3 часа спуститься прекрасным буковым лесом в Коккоз.

Если взять по юсуповскому шоссе вправо, т.е. на восток, оно приводит у подножия Беденекыра к соединению с Бахчисарайским шоссе. Если пройти по нему 4 км влево, оно приводит к верховьям замечательного ущелья Орлиного Залёта, от которого остаётся ещё около 4 км опять-таки по полузаросшему шоссе, до площадки Седам-Кая (гора Орлиного Залёта), откуда открывается головокружительный вид на Коккоз (см. стр. 77). Седам-Кая и часть лесистого урочища Бабулган входили в состав огороженного охотничьего парка кн. Юсупова, где разводились олени.

Скала Исар (734 метр.) представляет из себя сползший с Яйлы утёс, доминирующий над Кикенеизом. Легче всего добраться до неё, пройдя по верхнему шоссе до Кикинеиза, а оттуда – большой торной тропой, ведущей на перевал Эски-Богаз. Поравнявшись со скалой, следует свернуть влево и взобраться на неё с северной стороны, где сохранился грот с остатками кладки. Подъём требует некоторой ловкости, но вознаграждается открывающимся со скалы видом.

От Симеиза за горой Кошкой начинается богатая растительностью Лименская долина с хорошим пляжем. Долина защищена от ветров, пожалуй, ещё лучше Симеиза: в некоторых местах там так тепло, что зимуют в грунте лимонные насаждения. Близ дороги много кипарисов и можжевеловых деревьев. Долина с её полудиким парком – излюбленное место прогулок для жителей Симеиза. Различают Лимены Нижние, Средние и Верхние.

К сожалению, прекрасная, но очень запущенная б. усадьба Филибера пока ещё не используется в должной мере для курортных надобностей, к чему здесь есть все условия. Выше Лименской долины возвышается ряд остроконечных “сопок” – Хыр (654 м), Верблюд (753 м) и Пиляки (850 м). Все они являются остатками древнего вулкана: ни их склонах можно найти порфиритовые туфы, вулканические бомбы, ляпилли.

Очень интересно пройти до верхнего шоссе по грунтовой дороге, пересекающей бывшую усадьбу Филибера. Дорога чрезвычайно живописна и идёт всё время роскошными садами и рощами. Протяжение её – около 4 км.

За Лименами в двух с половиной км от Симеиза, на берегу моря лежит посёлок Кацивели. Заселяется эта местность пока слабо. Большинство дач прежних владельцев пустуют, и лишь отдельные татары, арендующие из у Курортного треста, сдают комнаты.