Успешно шла торговля со многими районами Средиземноморья (Малой Азией, островами Эгейского моря, Балканами, Италией, Сирией, Египтом), но особенно с причерноморскими городами. По-прежнему Боспор поставлял продукцию сельского хозяйства (хлеб, кожу), рыболовства, рабов, ввозил масло, ремесленные изделия, вино. Феодосия и соседние поселения принимали активное участие в коммерческих операциях государства.

Для доказательства этого обычно приводят в пример памятник, воздвигнутый в 222 г. архонтом малоазийского города Пруссы в честь боспорского царя Рискупорида III и обнаруженный в г. Старый Крым (КБН. 953. Сохранился мраморный постамент с надписью). Этот факт важен, потому что позволяет включить в торговые и иные связи с зарубежьем обширный район, который мог снабжаться импортом через феодосийский порт: размеры порта давали возможность принимать большие партии товаров и организовывать их отправку к месту назначения.

Соседних скифов, тавров, сарматов Феодосия снабжала и продукцией собственного производства. Конечно, плита с надписью могла попасть в Старый Крым случайно, например, из Феодосии или Пантикапея. На территории же самого Старого Крыма не обнаружены следы поселения античного времени, хотя в городе и его окрестностях найдено немало монет конца IV в. до н. э. — IV в. н. э. из Пантикапея, Херсонеса, Ольвии, есть монеты боспорских царей и римских императоров.

Вопрос о западной границе Боспорского государства в первые века н. э. остается открытым (32). Можно ли доводить ее до Старого Крыма и более отдаленных мест? Надпись 193 г. из Танаиса (КБН. 1237) говорит о победе Боспора в годы царствования Савромата II над варварами, в том числе скифами, о присоединении к нему «по договору» Таврики (то есть горного Крыма) и освобождении моря от пиратов, что было важно для мореплавателей из Понта и Вифинии. Значит, Боспору удалось расширить свои земли в западном направлении. (Кстати, успехи царства на суше и море должны были расширить экономические возможности Феодосии и ее порта, облегчив ввоз и вывоз товаров в города Южного Причерноморья и на территорию обитания варваров.)

Примечательно, что среди монет, найденных в Старом Крыму, есть боспорские и римские монеты III—IV вв., известен судакский клад монет боспорских царей середины — второй половины III в., в Судаке и более отдаленном Партените обнаружены греческие надписи. Если о принадлежности и датировке одной из них — КБН. 954 — нельзя сказать что-либо определенное, то две другие — КБН. 955 и надпись, найденная при раскопках Судакской крепости в 1988 г., — явно боспорские и несут имя Савромата II.

Наследовавший ему Рискупорид III называл себя «царем всего Боспора и тавроскифов» (КБН. 1008), имея в виду те племена, которые обитали в степном и горном Крыму. Этот регион в течение довольно длительного времени, возможно, до второй боспоро-херсонесской войны, ныне относимой к ок. 328 г., находился под контролем боспорских властей, но как далеко на запад простирались собственно владения Боспора, сказать трудно. Что касается Феодосии, то она наверняка поддерживала связи с Южнобережьем, предгорными и степными районами. Можно согласиться с А. Гавриловым, полагающим, что в те времена активно использовались горные дороги Юго-Восточного Крыма, одна из которых могла проходить по Старо-Крымской долине. Эти дороги использовались и позже, когда Боспор потерял земли Феодосии и ее округи.

Связи Боспора с Южным Причерноморьем в первые века н. э. были самыми тесными, и малоазийские товар: господствовали на боспорских рынках. Повсеместно встречаются фрагменты синопских амфор и южнопонтийских черепиц. Часть краснолаковой и стеклянной посуды, найденной в Феодосии и ее окрестностях, могла быть привезена из разных центров Греции и Италии; стеклянные бальзамарии и пастовые амулеты родом из Египта. Феодосии приходилось ввозить разнообразные товары и из боспорских городов, так как вряд ли ее собственный производственный потенциал был достаточным для обеспечения горожан и жителей соседней округи всем необходимым.

В городе найдено довольно много боспорских денег. А. Бертье-Делагард собрал на Карантине большую коллекцию монет, среди них монеты почти всех правителей Боспора I — IV вв. (от Митридата III и Котиса I до Рискупорида VI); впечатляет клад из 135 медных монет, обнаруженный в 1927 г. близ Феодосии, — это деградированные «статеры» последних боспорских царей — Фофорса, Радамсада и Рискупорида VI, правивших в конце III — первой половине IV в. (33) Римских монет немного, в основном императоров I—II вв. (Августа, Тиберия, Домициана, Траяна, Антонина Пия, Септимия Севера, Каракаллы), то есть времени относительно спокойного – благополучного как для Рима, так и лля Боспора, а значит, и для его части — Феодосии (34). О монетах из феодосийской округи уже говорилось. Добавлю, что из 47 опубликованных А. Гавриловым монет две относятся к бурному I в. до н. э., -треть датируется первыми веками н. э. и представлена в основном боспорскими и римскими монетами III—IV вв.