Разрушение древней гидротехнической системы началось в конце XVIII в.[8] Оно было вызвано общим упадком Феодосии, оттоком и почти полной сменой населения города, отсутствием контроля за работой водопровода и т.п. Так, по словам профессора Кембриджского университета Э.Д.Кларка, посетившего город в 1800 г., «солдаты <…> разбивали общественные фонтаны, разрушали водопроводы,<…> уничтожали трубы,<…> разбирали по частям желобы, несущие воду, так как утверждали, что в городе, где столько общественных фонтанов, они не нужны. <…> большинство (фонтанов – А. Е.) было снесено еще до нашего приезда в город» [9].

Со временем принципы работы и схема городского водопровода были забыты [10]. Гидротехнические сооружения портились в результате стихийных бедствий: ливней, селей и т.п. [11]. Старинные водопроводы, другие гидротехнические сооружения разрушались при земляных работах, разведении садов и виноградников [12]. Так, в 1831 г. со склонов горы Тепе-Обе было извлечено 2200 штук гончарных водопроводных труб, в 1833 г. – 6200 штук. Множество старинных водопроводов погибло в 70-80-е гг. XIX в. при создании феодосийского лесничества и в 1890–е гг. – в ходе добычи камня на строительство морского порта в Феодосии.

Водоразборная будка-фонтан татарского форштата Феодосии. Оовременный вид

В 1809 г. в Феодосии, насчитывавшей до 4000 жителей, работало 8 фонтанов [13]. В 1847 г. на 8399 феодосийцев приходилось 7 действующих фонтанов [14]. В 1874 г. 10,5 тысяч горожан брали воду из 8 фонтанов (7 – в городе, 1 – на татарском форштадте) [15].

Наибольшее количество воды в фонтанах наблюдалось весной, наименьшее – летом и осенью, во время засух [16]. Так, в засуху 1874 г. на каждого жителя города, в среднем, приходилось по 0,51 ведра (около 6,27 л) воды в сутки. Засушливыми месяцами 1880–х гг. почти 11 тыс. феодосийцев получали из оставшихся 5 городских фонтанов лишь 3-4 тысячи ведер – по 3,35–4,47 л на человека – воды ежесуточно. В очередях у фонтанов нередко случались драки. Летом 1882 г. для предотвращения беспорядков у общественных фонтанов даже были выставлены посты полиции [17]. В колодцах и цистернах питьевая вода постепенно вытеснялась подпочвенной солоноватой водой, часто непригодной даже для пойки скота [18].

Навершие колодца. XV в. (лапидарный дворик музея Древностей)

Проблема водоснабжения Феодосийского карантина резко обострялась во время пребывания здесь больших масс людей. Так летом 1833 г. в феодосийском карантине находились войска русского экспедиционного корпуса и корабли Черноморского флота, прибывшие из Турции [19]. Эскадра не получала из города ни одной бочки воды; армейским частям карантинный фонтан выдавал не более 10 ведер (около 123 л) воды в сутки. Командование корпуса было готово оцепить карантинными кордонами весь город для того, чтобы пользоваться водой городских фонтанов вместе с жителями. К счастью, до крайних мер удалось избежать. Проблему частично решили доставкой воды в карантин морем. Бочки с водой также подвозились на телегах «на гору и переливались в поставленные близ ограды обрезы». Эта вода была дурного качества, и ее было мало.

Водоснабжение города находилось в центре внимания властей. Одним из первых предписаний первому Феодосийскому военному губернатору (градоначальнику), генералу от инфантерии А. С. Феньшу (21 июня 1804 г.*), было распоряжение «по разоренному положению Феодосии, обратить главное попечение <…>, чтобы прежде всего очистить <…> сие место от громад и развалин<…> и, сколь можно, на первый раз устроить развалившиеся публичные фонтаны» [20]. Однако обслуживание городского водопровода, как правило, сводилось лишь к поддержанию в рабочем состоянии действовавших фонтанов, их эпизодическими чистками и мелким ремонтом. Трубы для ремонта рабочих магистралей собирались на разрушенных участках водопровода, вновь обнаруженные рабочие линии подводились к ближайшим фонтанам. Порой, действия городских властей, направленные на улучшение водоснабжения, приводили к обратным результатам. Так, в один из неурожайных годов любому феодосийцу было разрешено отыскивать и отрывать на городской земле сухие водопроводные трубы с разоренных или заброшенных линий. Такие трубы город закупал по установленной цене. В результате удалось с минимальными затратами создать запас труб, но их неконтролируемый сбор привел к порче многих исправных водопроводов [21]