Старый Крым? Да! И не думайте, что я сам лично выдумал такое странное название, дабы придать себе в ваших глазах важный вид исследователя малоизученных мест. Это абсолютно не так. Старый Крым по-русски и Эски Кермен по-татарски, – именно так называлась первая и самая богатая столица крымских ханов с 1237 по 1422 год, когда было принято решение перенести столицу в Бахчисарай, во-первых, из-за боязни опасных набегов неуловимых генуэзцев и во-вторых, чтобы быстрее выступить на север при появлении опасности захвата полуострова русским царем. Именно в эски-Кермен любящие пышность потомки Чингиз-Хана возвели дворец, мраморные бани которого и феерические сады орошали воды Агармыша.

В эту эпоху наездникам Золотой Орды требовалось полдня, чтобы объехать оборонительную стену этого города с его несметными богатствами, увеличивающимися благодаря торговле с генуэзцами, и с его бесчисленными мечетями, где золото сочеталось с самым дорогим итальянским мрамором. Один египетский султан гордился тем, что построил здесь мечеть, стены которой были Выложены различными сортами мрамора, а своды сделаны из порфира. Поэты Армении долгое время воспевали Эски-Кермен, называя его Солька, Солька великолепная, Солька несравненная, единственно достойная этих грозных ханов, которых они приветствовали именем Эмин.

А теперь, приготовьтесь, у меня есть веские основания полагать, что именно в Старом Крыму под именем госпожи де Гаше умерла и была похоронена графиня де Ламотт-Валуа, знаменитая героиня процесса об Ожерелье. Ранее я уже излагал свои доказательства этого факта (Луи де Судак “Графиня де Ламотт-Валуа. Ее смерть в Крыму” Ревюбле от 16 сентября 1899 года).

Как видите, у меня было несколько причин посвятить Старому Крыму несколько строчек.

Сегодня от этой древней столицы не осталось ни следа. Лишь в нескольких местах мелкие остатки развалин представляют какой-то интерес для любителей старины. Еще в начале прошлого века (речь идет о XIX веке, – от переводчика) путешественник мог побродить по широким залам заброшенного ханского дворца, восхищаясь его внушительными пропорциями и пытаясь понять содержание надписей. В наше время трудно даже определить местоположение этого дворца, мраморные кружева и вычурные камни которого пошли на строительство окружающих нас банальных домиков. Ничего не осталось и от защитных сооружений, только кое-где еще угадываются контуры крепостных рвов. Навсегда утеряны и разрушены спускающиеся с соседних гор водопроводы, обслуживающие бани, бесчисленные дворцовые фонтаны, раковины для омовения в мечетях и водопои каравансараев. Внимательно изучив надпись на камне из старого сада, рассказывающую о генуэзской миссии братьев-францисканцев в ханскую эпоху, мы возвращаемся к экипажу, чтобы пересечь Старый Крым.

Этот поселок требует, чтобы его называли городом. Спрашивается, за какие заслуги? Надо признать, что некоторое время назад старый Крым пришел в движение.

Однажды ночью один анархист в упор застрелил офицера полиции. А в России в наше время это приносит известность, и Старый Крым имеет все шансы заслужить имя города.