Генуэзская гостиница  (фото начала 20-го века), ныне музей Древностей Феодосийский музей Древностей (краеведческий)
Феодосийский музей Древностей (краеведческий музей) - один из старейших музеев Европы, старейший провинциальный краеведческий музей Российской империи; утверждён указом императора Александра I в ноябре 1810 года, открыт в мае 1811 года попечительством феодосийского градоначальника С. М. Броневского.
Здание краеведческого музея в Феодосии
 

Элеонора Борисовна Петрова
Античная Феодосия: История и культура


   

начало::назад::страница_50::дальше

ГЛАВА III «ДРАГОЦЕННЕЙШЕЕ УКРАШЕНИЕ В КОРОНЕ БОСПОРСКИХ ЦАРЕЙ»
2. ФЕОДОСИЯ В СОСТАВЕ БОСПОРСКОГО ЦАРСТВА, IV—II ВВ. ДО Н. Э. (13)

Археологические изыскания на некрополе А. Сибирского, И. Айвазовского и особенно А. Люценко в 50-х гг. XIX в. принесли интересные материалы, к сожалению, очень слабо освещенные в литературе [53]. Но даже те скудные сведения, которыми мы располагаем, позволяют говорить о том, что феодосийцев хоронили в простых земляных могилах, каменных ящиках, в могилах, стенки которых обкладывались бутовым или тесаным камнем; в одном случае такой каменный склеп перекрывался крышей в два ската и походил на саркофаг. Есть гробницы, выложенные черепицей и тоже имевшие двускатные крыши.

Сохранились остатки деревянных саркофагов и глиняных урн (в одном случае урна была бронзовой). В урнах — жженые кости вперемешку с углем, золой, глиняными черепками, иногда — с украшениями. В погребениях глиняные сосуды, украшения из золота, серебра и железа, гвозди, терракотовые статуэтки, в одном саркофаге — изделия из дерева. Нужно, однако, иметь в виду, что почти все курганы имели посередине глубокие впадины, свидетельствующие о том, что здесь раньше побывали грабители, некоторые погребения оказались почти полностью расхищенными. Но даже при столь неблагоприятной ситуации из скудных описаний раскопок ясно, что перед нами некрополь, предназначавшийся для захоронения феодосийских граждан, греков по происхождению [54]. Варварские традиции не коснулись погребальных обычаев.

Эллинские традиции прослеживаются и по материалам городских слоев. Предполагают, что в IV—III вв. на Боспор устремилось много греков из разных районов Эллады, включая очень далекие. И это не вызывает удивления, так как для Греции настало время серьезных перемен, кризисных ситуаций, потери независимости. Город-порт Феодосия не мог не принять части переселенцев.

Среди горожан было много мореплавателей, судостроителей, купцов — людей, связавших жизнь с морем и торговлей. Кое-кто из них наживал большие прибыли. Не только феодосийский порт не уступал пантикапейскому, но и местное купечество вполне выдерживало конкуренцию со столичным. Вообще в городе проживало немало людей зажиточных. Именно такой по уровню благосостояния, видимо, была при жизни часть людей, похороненных в городском некрополе. Об этом свидетельствуют сопровождавшие их в загробный мир вещи. Среди них много импортных, причем созданных руками мастеров высокого класса. Это прекрасные глиняные статуэтки, тончайшие украшения из драгоценных металлов, хорошей работы изделия из дерева, камня, кости. Такие вещи могли триобретать люди достаточно богатые и имеющие хороший вкус.

Городские жители пользовались не менее качественной привозной посудой. Покупали дорогие импортные вина. Все это контрастирует с довольно бедным инвентарем погребений и скромными жилищами обитателей деревень Восточного Крыма, в том числе тех, что располагались по соседству с Феодосией и были заселены по преимуществу представителями местных племен.

Наибольшие прибыли, конечно, шли в руки купцов и ростовщиков. По-видимому, не жаловались на доходы и крупные (по эллинским меркам) землевладельцы. Имея значительные по величине земельные участки, они, однако, предпочитали жить в городе, в собственных домах. Их благополучие обеспечивалось трудом рабов и наемных работников. Богатое купечество и крупные землевладельцы в массе своей поддерживали политику боспорских царей, их устраивало покровительство Левкона I городу, расширение порта, увеличение торгового оборота. Теперь они могли не беспокоиться и об обороне государственных границ.

Мелкие и средние землевладельцы трудились на своих участках сами со своими семьями (лишь некоторым удавалось накопить средства на приобретение одного-двух, редко большего числа рабов). Некоторые из них обитали в городе, но эегулярно выезжали на свои участки, а з страдную пору подолгу жили в загородных домах. Другие постоянно пребывали в сельской местности и лишь в случае надобности появлялись на городском рынке, у алтарей и храмов.

Как в любом эллинском городе, в Феодосии значительную часть населения составляли ремесленники, особенно строители и кораблестроители, гончары, металлурги. Они обеспечивали потребности в продуктах своего труда жителей города и хоры — греков и варваров. И в их среде были люди разного достатка — побогаче и победнее, собственники дешевой рабочей силы и простые труженики. Мы очень мало знакомы с жизнью простых людей, поэтому ценным представляется замечание Э. Штерна по поводу граффити из Феодосии — посвятительных надписей на сосудах: судя по незначительности дара и неуклюжести почерка, они были принесены в дар богам людьми простыми или даже бедными [55]. В городе постоянно или временно проживали свободные люди, не пользовавшиеся гражданскими правами, — это чужеземцы.

Феодосия стала богатым и процветающим городом Боспорского государства. В «Перипле» Псевдо-Скилака (68), составленном во второй половине IV в. до н. э., перечисляются эллинские города в скифской земле: Феодосия, Китей, Нимфей, Пантикапей и Мирмекий. По значимости и, видимо, размерам среди этих центров европейского Боспора Феодосия должна стоять на втором месте после Пантикапея, а в некоторых отношениях и наравне с ним.

Конечно, нельзя подходить к античному городу с современными мерками, ибо тогда город с немногими тысячами жителей, каковым была Феодосия, покажется нам очень маленьким. Слабая археологическая изученность не дает возможности более или менее точно определить площадь Феодосии и численность ее населения. Но можно прибегнуть к аналогиям. Пантикапей занимал площадь примерно в 30 га, Фанагория — 52 га, Горгиппия — 35 га, Нимфей — 9 га, Китей и Тиритака — по 4,5 га. С. Крыжицкий и А. Щеглов считают, что на этом фоне Феодосия могла расположиться на площади в 15—20 га. В эллинистическое время в Ольвии на площади 55 га - проживало около 15 тысяч человек, в Херсонесе на площади 33 га — 10—11 тысяч, в Тире (современный Белгород-Днестровский) на площади 20 га — 6,4—8 тысяч [56]. Феодосия была меньше Ольвии, Херсонеса, Пантикапея и в отношении численности населения, следовательно, уступала им. По территории и, видимо, по числу жителей она могла быть близка к Тире.

Город на холме, под которым раскинулся громадный по тем временам порт, выглядел со стороны моря живописно и привлекательно.

   


 

Культура и искусство: другие ресурсы
Администратор сайта:
kimmeria@kimmeria.com

 
 

- на главную -

 
 
Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
 
     
  © 2011-2016 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)