Генуэзская гостиница  (фото начала 20-го века), ныне музей Древностей Феодосийский музей Древностей (краеведческий)
Феодосийский музей Древностей (краеведческий музей) - один из старейших музеев Европы, старейший провинциальный краеведческий музей Российской империи; утверждён указом императора Александра I в ноябре 1810 года, открыт в мае 1811 года попечительством феодосийского градоначальника С. М. Броневского.
Здание краеведческого музея в Феодосии
 

Элеонора Борисовна Петрова
Античная Феодосия: История и культура


   

начало::назад::страница_48::дальше

ГЛАВА III «ДРАГОЦЕННЕЙШЕЕ УКРАШЕНИЕ В КОРОНЕ БОСПОРСКИХ ЦАРЕЙ»
2. ФЕОДОСИЯ В СОСТАВЕ БОСПОРСКОГО ЦАРСТВА, IV—II ВВ. ДО Н. Э. (11)

Что до чеканки Феодосии времени Левкона II, то действительно создается впечатление, что без царской руки здесь не обошлось. Трудно сказать, что заставило правителя в сложной ситуации прибегнуть именно к помощи Феодосии, вспомнить о ее самостоятельных выпусках монеты в прошлом и выделить среди других городов: стремление противопоставить второй по величине и значимости город в государстве столице, пантикапейской общине? Должность архонта Феодосии? Неурядицы на западной границе его владений? Или особое положение ее в составе Боспора? Все может быть. Отсутствие источников не позволяет сказать что-либо определенное на этот счет. Но факт остается фактом: медные монеты Левкона, призванные вывести Боспор из денежного кризиса, и по номиналу, и по типологии необычайно близки феодосийской меди с головой Афины, горитом и палицей. Если бы феодосийцы захотели проявить строптивость, то вряд ли они стали бы в своем автономном выпуске подражать царю.

Впрочем, нужно отметить, что последняя феодосийская чеканка была недолговременной и не могла сыграть важной роли в экономике и стабилизации финансов государства. Гораздо более значимыми в этом отношении оказались выпуски Спартокидов, Пантикапея и Фанагории. По какой-то причине — то ли по решению центральной власти, то ли из-за собственного бессилия — Феодосия очень скоро прекратила выпускать свои монеты, И теперь уже навсегда.

Как и до присоединения к Боспору, феодосийский порт играл роль транзитного центра, через который Эллада обменивалась товарами с миром варваров. Феодосийцы снабжали привезенными издалека, боспорскими и своими собственными товарами живших поблизости аборигенов.

Значительное количество керамической тары гераклейского, синопского, фасосского, хиосского, в меньшей мере родосского, косского, херсонесского, боспорского производства принесли раскопки и разведки поселений у Айвазовского, Донской, Журавок, Новопокровки, на Биюк-Янышаре, Тепе-Оба. Основная масса импортной керамики приходится на IV—II вв., в большинстве случаев она составляет половину или даже более всех найденных керамических фрагментов. В погребениях керамики вообще мало, и все-таки части амфор гераклейских, синопских, фасосских раннеэллинистического времени донесли до нас раскопки могильника у Фронтового.

Обмен с варварами носил в основном натуральный характер, и тем не менее на сельских поселениях в округе Феодосии выявлено некоторое количество монет; для конца IV — первой половине III в. — главным образом пантикапейская медь мелких номиналов, ориентированная на внутренний рынок (собственно феодосийских монет пока только две — медь с головой Афины, горитом и палицей из поселений на Тепе-Оба и у Виноградного) [50]. Осуществивший поиск этих монет в частных коллекциях А. Гаврилов полагает, что к концу IV в. сельское население региона стало иногда использовать деньги в торговле с городом, например, при покупке ремесленных изделий или в розничной торговле (в пользу которой свидетельствуют фрагмент мерной ойнохои и каменная гиря из поселения у Новопокровки). Часть денег с поселений можно рассматривать как плату Спартокидов за службу воинам-наемникам, среди которых, вероятно, были фракийцы.

Присоединение Феодосии и всего Керченского полуострова к Боспору изменило политическую ситуацию в Восточном Крыму. Теперь соседом тавров на востоке стало не небольшое Феодосийское государство, а могучее Боспорское царство. Феодосия со своей округой превратилась в его пограничную область. Это должно было несколько сдерживать воинственный нрав аборигенов.

Часть скифов Керченского полуострова (вместе с феодосийцами) оказалась в составе монархии Спартокидов. В целом же скифские племена, полагают, пользовались относительной самостоятельностью и были связаны с боспорскими правителями союзными договорами: они свободно расселились по всему Восточному Крыму (открыто более 200 их неукрепленных деревень и множество захоронений), имели своих вождей, были вооружены и при необходимости оказывали военную поддержку боспорским царям.

Из приписанной Демосфену речи «Против Формиона» (XXXIV. 8) мы знаем о какой-то войне, которую пришлось вести Перисаду I со скифами. Речь датируется 327/6 г., значит, и война примерно этим временем. Секрет прочности и долговечности Боспорского царства не без основания видят в гибкой политике Спартокидов, сумевших создать взаимодействие и равновесие между двумя составными частями государства — греческими полисами и варварами.

Они не могли обходиться друг без друга: аборигены поставляли продукты сельского хозяйства и служили в войске, эллины обеспечивали их продукцией ремесел и вели широкие торговые операции [51].

Население государства было этнически пестрым. Это укрепляло связи между проживавшими бок о бок и входившими в единое политическое целое народами, способствовало взаимопроникновению их культур. Варварская верхушка и поселившиеся в городах представители местных племен приобщались к более комфортному эллинскому быту, с другой стороны, и греки испытывали влияние традиций туземного населения. Лепная керамика обычна на поселениях феодосийской хоры, немного есть ее и в городских слоях. Она более присуща варварам (хотя такую изготовляли и греки) — это может свидетельствовать о наличии местного этнического элемента среди жителей самой Феодосии.

И все-таки основной контингент горожан на Боспоре составляли греки. К Феодосии это может иметь, пожалуй, большее отношение, чем к другим городским центрам. Для ее курганного некрополя характерен греческий обряд кремации, а сопровождавший погребенных инвентарь носит чисто эллинский облик. Эти наблюдения М. Ростовцева, сделанные на основании не очень качественных раскопок феодосийских курганов в середине XIX в., подтвердили материалы исследований 70 — 90-х гг. XX в.

   


 

Культура и искусство: другие ресурсы
Администратор сайта:
kimmeria@kimmeria.com

 
 

- на главную -

 
 
Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
 
     
  © 2011-2016 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)