Генуэзская гостиница  (фото начала 20-го века), ныне музей Древностей Феодосийский музей Древностей (краеведческий)
Феодосийский музей Древностей (краеведческий музей) - один из старейших музеев Европы, старейший провинциальный краеведческий музей Российской империи; утверждён указом императора Александра I в ноябре 1810 года, открыт в мае 1811 года попечительством феодосийского градоначальника С. М. Броневского.
Здание краеведческого музея в Феодосии
 

Элеонора Борисовна Петрова
Античная Феодосия: История и культура


   

начало::назад::страница_20::дальше

ГЛАВА II :: ПЕРВЫЕ ШАГИ
ОСНОВАНИЕ ЭЛЛИНСКОЙ КОЛОНИИ НА БЕРЕГУ ФЕОДОСИЙСКОГО ЗАЛИВА (04)

Если ученые споры о местоположении античного города завершились успешно и нет повода для их возобновления, то другая тема остается до сих пор дискуссионной. Начиная с IV в. до н. э. в сочинениях древних авторов, боспорских надписях и на монетах автономной чеканки город назывался греческим словом «Феодосия», что в переводе означает «Богом данная» (возможно, Аполлоном — покровителем колонистов и метрополии Феодосии).

В схолиях к Демосфену (Против Лептина. XX. 33) Ульпиан дает единственное в письменной традиции разъяснение относительно этого наименования: «Феодосия — местечко Боспора. Имя торжищу дано или от сестры, или от жены: об этом существует разногласие». Многие считали, что речь идет о сестре или жене царя Левкона I, который присоединил Феодосию к Боспору [34]. Значит, раньше, т. е. до IV в., город имел другое имя. Какое же? Здесь мнения расходятся: одни считают, что оно нам просто неизвестно (например, А. Ашик), другие выводят из легенды феодосийских монет (ФЕОДЕО, ФЕОДЕС) имя «Феодея», полагая, что это первоначальное догреческое название было заменено Левконом на близкое по звучанию эллинское «Феодосия» (Б. Кене, Э. Миннз, Д. Шелов), третьи отстаивают негреческое наименование «Ардабда», сохранившееся у Анонима (В. Юргевич, С. Жебелёв).

Позволим себе присоединиться к замечанию В. Блаватского, что название «Феодосия» не могло быть связано с женским именем, так как в доэллинистическое время, т. е. до конца IV в, до н. э., названия и переименования городов в честь жен и сестер правителей нам не известны; упомянутое же Ульпианом разногласие исследователь датирует поздним временем (II или III в. н. э.) и считает надуманным [35].

Еще в XIX в. далеко не все поддерживали версию относительно переименования города Левконом и полагали, что он был назван греческими колонистами «Богом данная» из-за своего благоприятного положения. Такое простое и на первый взгляд правдоподобное объяснение встречается уже у П. Сумарокова [36]. Однако столь громкое имя — «Богом данная» — невольно наводит на мысль, что местоположение Феодосии казалось эллинам не просто хорошим, а выдающимся. При этом никакой другой Феодосии в греческом мире, кажется, не было.

Посмотрим, как греки обычно называли свои города. По именам богов и героев (Аполлония, Афинеон, Гераклея, Диоскуриада, Никоний, Нимфей), по названию родины (Амис, Мегара, Мессена, Милет, Эвбея), по времени основания (несколько городов с названием Неаполь — «новый город»), по характерным особенностям местности (Херсонес — «полуостров», Калос Лимен — «прекрасная гавань»), порой оставляли старые, негреческие наименования (Каллатис, Мессембрия, Одессос, Пантикапей, Томы), давали имена их основателей (Фанагория, Александрия, Селевкия, Антиохия). Известны и символические имена, так, Ольвия — «счастливая». Это имя звучит как надежда на лучшее. Не могло ли быть таким же символическим и название «Феодосия»? Да, могло.

После долгого и опасного (особенно у берегов таврической области) плавания Феодосийская бухта вполне могла показаться даром природы, самого божества. Однако трудно представить, что в середине VI в. греки впервые ее увидели и ранее о ней не знали. Феодосия была основана не раньше всех колоний Восточного Крыма, напротив, позже Пантикапея и некоторых других городов, расположенных восточнее ее. С другой стороны, и местность-то сама при всех ее достоинствах все же не должна была произвести на них, уже знакомых со многими прекрасными местами Средиземноморья и Причерноморья, столь потрясающего впечатления, чтобы считать ее (и только ее!) данной богом.

Ведь что было особенно важно при основании города? Наличие естественной защиты, питьевой воды, пригодных для обработки земель и сырья для ремесленников, укрытие от ветров, не очень опасные соседи. Несомненно, Феодосия отвечала многим из этих требований, но все-таки не всем. Карантинная горка была именно горкой, а не неприступной скалой. Со стороны степи местность была открытой, северо-восточные ветры не имели преград и приводили к сильному понижению температуры. Осадков здесь выпадало мало, при этом местность бедна поверхностными водами. О мирном соседстве и говорить не приходится: на западе, в горах, обитали дикие и враждебные чужеземцам тавры, в степных районах кочевали воинственные скифы.

Иными словами, выбранное милетскими колонистами место для поселения обладало как привлекательными свойствами, так и некоторыми недостатками. Не случайно греки обошли его на раннем этапе колонизации Северного Причерноморья и облюбовали немного позже, когда уже освоились, ближе познакомились с новым краем и его обитателями. Но и тогда они сочли более разумным организовать свои поселения не в таврской земле, а на границе с ней.

В результате почти одновременно возникли два пограничных города: на западе от Таврики — Керкинитида, на востоке — Феодосия. Какие же в таком случае были основания выделять Феодосию из всех многочисленных колоний и только ее назвать громким и многообещающим именем «Богом данная»? Для этого, кажется, нет особых причин.

   


 

Культура и искусство: другие ресурсы
Администратор сайта:
kimmeria@kimmeria.com

 
 

- на главную -

 
 
Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
 
     
  © 2011-2016 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)