Генуэзская гостиница  (фото начала 20-го века), ныне музей Древностей Феодосийский музей Древностей (краеведческий)
Феодосийский музей Древностей (краеведческий музей) - один из старейших музеев Европы, старейший провинциальный краеведческий музей Российской империи; утверждён указом императора Александра I в ноябре 1810 года, открыт в мае 1811 года попечительством феодосийского градоначальника С. М. Броневского.
Здание краеведческого музея в Феодосии
 

Элеонора Борисовна Петрова
Античная Феодосия: История и культура


   

начало::назад::страница_07::дальше

ГЛАВА I :: ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ АНТИЧНОЙ ФЕОДОСИИ
2. ОТ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ КОНЦА XVIII — НАЧАЛА XIX В. ДО НАШИХ ДНЕЙ (05)

Между тем не гладко протекала жизнь музея. С 1863 г. прекратились отчисления от татарского сбора, и было решено перевести Феодосийский музей в Керченский или Одесский. Началась долгая переписка Общества с таврическими властями [34]. В Феодосию был командирован его секретарь Николай Ни-кифорович Мурзакевич. Результатом поездки стал подробный отчет и уверение Общества в необходимости оставить музей на месте. Мурзакевич выразил убеждение в том, что государству нужны местные музеи: «...тем скорее и легче разовьются в народе научные знания и изящный вкус». Он считал, что музей должен стать постоянно действующим для публики, а заведование им должно предоставлять лишь знающим людям. Хлопоты увенчались успехом, и уже в следующем году местные власти приняли решение о сохранении музея. Тогда же Общество в лице своего неутомимого секретаря обратилось к новороссийскому и бессарабскому генерал-губернатору с предложением открыть музей для посетителей и сделать в нем необходимые улучшения.

В 1865 г. музей получил от Одесского Общества в дар более двухсот монет и три десятка книг. И все-таки он продолжал испытывать трудности: медленно шел ремонт, не хватало денежных средств. После де Вильнёва часто сменялись заведующие: с декабря 1864 г. — учитель истории местного уездного училища Д. Писаревский (осенью 1866 г. сообщивший Одесскому Обществу о своем отъезде из Феодосии); с января 1867 г. — член ООИД Н. Че-калёв; уже в марте 1868 г. корреспондент ООИД И. Бескровный сообщил в Общество о смерти Чекалёва и принял на себя обязанности заведующего, но ненадолго — в июне 1869 г. он информировал Общество о своем избрании на должность мирового судьи и просил освободить его от музейных дел; так что в июле этого года ему на смену пришел преподаватель феодосийской прогимназии С. Веребрюсов [35]. Все эти люди были любителями древностей, подвижниками, старались для музея, но не все от них зависело.

Через три года после последней поездки Н. Мурзакевич снова в Феодосии и отдает все силы музею. Нумерует и размещает в определенном порядке экспонаты, составляет систематический указатель коллекции, классифицирует фонды по разделам: эллинский, византийский, генуэзский, армянский, восточный, еврейский [36]. Эта система сохранилась на долгое время. В 1869 г. вышел в свет первый печатный указатель музея, а уже в начале 70-х гг. был подготовлен следующий.

Серьезные изменения в жизни музея пришлись на годы заведования Степана Ивановича Веребрюсова. Таврические власти решили перевести его в иное помещение — старую мечеть на Карантине; прежнее же здание предполагалось передать евангелическому приходу. В письме в Общество Мурзакевич протестует против распоряжения Таврического губернатора, он убежден, что музей должен находиться в центре города, недалеко от пристани, быть доступным для посетителей. Мечеть на Карантинной горке, по его мнению, слишком мала для размещения коллекции, а подход к ней неудобен. «Разрушать и портить легко, но созидать и устраивать очень и очень трудно» [37], — завершает он гневно. Общество вновь отстаивает интересы музея, а в ответ получает уверение в том, что здание мечети на Карантине прочное и подходящее для него. Власти были непреклонны. Музей спас счастливый случай. И связан он с именем И. Айвазовского. Вы собрались в медовый месяц? Посетите свадебный сайт, где тысячи молодожёнов нашли своё путешествие

Все, что касалось родного города, художник воспринимал как свое личное и не мог остаться в стороне от вопросов, волновавших передовых людей. На сей раз речь шла о спасении исторических реликвий, и он с жаром бросился на помощь музею. На деньги, собранные от выставки картин, Айвазовский решил построить памятник-часовню герою кавказских войн генералу П. Котляревскому, жившему и умершему в Феодосии, часть же здания предназначалась для музея. Подробности этого дела хорошо известны из переписки художника с ООИД и местными властями и из других документов 1870—1871 гг. [38]

Здание выстроили из местного известняка в античном стиле (архитектор академик Резанов). Окна сверху давали свет, а при размещении предметов — простор. Впоследствии Айвазовский получит звание почетного гражданина Феодосии за особые заслуги, оказанные им родному городу, в том числе и за сооружение музея. Его построили на холме Митридат так, чтобы было видно издалека. К несчастью, постройка погибла в годы Второй мировой войны, и сегодня мы можем любоваться этим изящным и романтичным произведением зодчества лишь на холстах К. Богаевского и старых фотографиях. Коллекция музея была благополучно перевезена в новое помещение, целиком ставшее музейным, ибо прах Котляревского так и не был перевезен в него с кладбища.

В июле 1871 г. состоялось открытие музея в новом помещении. Оно ознаменовалось многочисленными подарками: 93 предмета от Керченского музея, 27 серебряных и 348 медных монет от Одесского Общества, пять картин от Айвазовского [39]. Городская дума постановила выделить музею на устройство в новом помещении 50 руб. и отпускать на содержание сторожа ежегодно по 100 руб. Веребрюсов в отчете Обществу представил данные по коллекции на 1871 г.: надписей и других предметов — 224, монет — 1614. Музей был открыт для посетителей ежедневно.

В указателе Музея древностей за 1864 г. перечислено 180 памятников (среди них эллинских — 104, греко-византийских — 5, генуэзских — 24) и 1689 монет, за 1912 г. — 413 памятников (эллинских — 258, греко-византийских — 15, генуэзских — 47) и 1990 монет. Собственно же фонды были богаче: в отчете Ве-ребрюсова о состоянии музея за 1875 г., не считая монет, числилось 240 предметов; в отчете Ретовского за 1893 г. - 509; в отчете Колли за 1900 г. — 553 [40]. Пополнение коллекции осуществлялось теперь не только за счет дарений и покупок, но, в первую очередь, благодаря находкам, сделанным в ходе раскопок в Феодосии и ее округе. (И все же нельзя сказать, что количество экспонатов было велико. Сравним его, например, с коллекцией кабинета древностей Московского университета: в 1826 г. в нем хранилось 4640 предметов, включая «произведения искусства как древние, так и новейшие», а в 1839 г. для кабинета была приобретена частная нумизматическая коллекция — около 6 тысяч монет [41].)

   


 

Культура и искусство: другие ресурсы
Администратор сайта:
kimmeria@kimmeria.com

 
 

- на главную -

 
 
Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
 
     
  © 2011-2016 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)