Генуэзская гостиница  (фото начала 20-го века), ныне музей Древностей Феодосийский музей Древностей (краеведческий)
Феодосийский музей Древностей (краеведческий музей) - один из старейших музеев Европы, старейший провинциальный краеведческий музей Российской империи; утверждён указом императора Александра I в ноябре 1810 года, открыт в мае 1811 года попечительством феодосийского градоначальника С. М. Броневского.
Здание краеведческого музея в Феодосии
 


   

Иван Михайлович Саркизов-Серазини "Воспоминания о Феодосии"
к содержанию

II. ПОСТРОЙКА ПОРТА. ГИБЕЛЬ ПЛЯЖА. ЧЕРЕПА. ПЕРВЫЙ ПОЕЗД.
НЕОПРАВДАВШИЕСЯ НАДЕЖДЫ. ОТКРЫТИЕ ПАМЯТНИКА АЛЕКСАНДРУ III.
начало::окончание

Феодосия. Вид от дачи Стамболи. Старая открытка
Феодосия. Вид от дачи Стамболи. Открытка конца 19-го - начала 20-го века

Помню я и первые удары молота по вбиваемым в землю сваям, и визгливый крик вагонеток с землей для засыпки бухты, и тоскливую "Дубинушку", принесенную к нам с далеких берегов Волги и сермяжной "Рассей". Помню я бесшабашные крики и грубую брань пьяных рабочих, звуки шарманки, выкрики проституток, наехавших в Феодосию по случаю постройки порта.

Даже для меня, еще полростка, была заметна разительная перемена, сразу изменившая сонную олурь феодосийских улиц. На наших базарах, где казалось, преобладало количество торговцев над покупателями, появились толпы "рассеян", часто в сермяжных нарядах, в лаптях, в посконных рубашках.

Участились разбои, кражи, насилия. Ничего подобного не наблюдалось до постройки порта. Детям и подросткам, особенно девочкам, запрещали ходить на берег в вечерние часы. Возникло несколько трактиров с "машиной". Вместо протяжных меланхолических песен Востока, слышались "Не шей ты мне, матушка, синий сарафан ", "Камаринская" и прочие напевы кабацкой России. Щедрой рукой швырялись деньги. Техники, инженеры, подрядчики пьянствовали, кутили, развратничали. Их пример не оставался без влияния на феодосийцев. Не одна женская доля распростилась со своими светлыми мечтами девичьих грез и погибла соблазненная блеском золота. Я знал из разговора старших имена и фамилии таких несчастных.

Весь город встрепенулся, насторожился, затем... пошел по пути наименьшего сопротивления. Одни занялись подрядами, другие скупкой и продажей земель, третьи строительством. Помельче - спекулировали на поставках, на ограблении многотысячной рабочей массы, покрупнее - грабили казну. Те и другие соревновались в изобретательствах и умении обставить свои дела в совершенстве. Памятниками времен портового строительства оставались дома терпимости на Сенной площади, просуществовавшие до революции, а также целая тысяча феодосийских "нуворишей", чье богатство имело истоками гостеприимные сундуки александровской казны и нравы того тяжелого времени.

Вместе с другими мальчишками я ежедневно бегал на территорию порта и следил, как постепенно берег отодвигался все дальше в глубину залива и как день ото дня менялись очертания бухты. Исчезал пляж. Его золотой покров тонул под толстым слоем земли. Запах клоаки башни св. Константина сменялся запахом взрыхленной земли. Море уже не стучало о выступы башенных стен. Работа шла большей частью вручную, механизация работ сводилась к минимуму. Ручная сила обходилась в то время значительно дешевле, чем покупка сложных машин и привоз их из-за границы.

Экскаваторов не знали. Всесильная "Дубинушка" заменяла тягу локомотива, силу паровых кранов. К чему машина, когда голод и недород в центральных губерниях России гнал на юг тысячные массы людей: крестьян, чернорабочих, прослышавших о строительстве Феодосийского порта. Вручную вбивались сваи в морское дно, а конной тягой доставлялась земля для засыпки котлованов. Землю рыли на возвышенной части Сарыголя (современная Бульварная горка, прим. сост.), спускающейся к теперешнему Ленинскому проспекту (б. Екатерининский проспеку) [ныне, пр. Айвазовского, прим. сост.] и с холмов Карантина. В то время на месте проспекта проходила широкая немощеная дорога. При незначительной силе ветра клубы едкой пыли столбами подымались к небу и тучами неслись над пляжем и морем.

В пыльной атмосфере сновали с утра до вечера сотни людей с тележками, кирками, лопатами. Земляные работы велись и с другой стороны холма, книзу от фонтана и водонапорной башни, за дачей Таирова, сейчас за домом Батюшкова.

В этом месте существовало по-видимому кладбище. Во время земляных работ здесь обнаруживалось большое число черепов и человеческих костей. Однажды по дороге в училище я захватил в свою сумку два пожелтевших от времени черепа из большой груды костей, валявшихся в траншеях раскопок. Черепа были торжественно водворены в класс на учительском столике перед началом занятий нелюбимого нами учителя русского языка. За эту проказу мне пришлось отсидеть четыре часа без обеда.

Черепа и кости находились в достаточном количестве повсюду. Они как бы подтверждали правду о том, что Феодосия 2500 лет своего существования покоилась на могильных холмах многочисленных племен, народов, когда-то владевших посменно берегами засыпаемой бухты.

   


 

Культура и искусство: другие ресурсы
Администратор сайта:
kimmeria@kimmeria.com

 
 

- на главную -

 
 
Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
 
     
  © 2011-2016 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)