Генуэзская гостиница  (фото начала 20-го века), ныне музей Древностей Феодосийский музей Древностей (краеведческий)
Феодосийский музей Древностей (краеведческий музей) - один из старейших музеев Европы, старейший провинциальный краеведческий музей Российской империи; утверждён указом императора Александра I в ноябре 1810 года, открыт в мае 1811 года попечительством феодосийского градоначальника С. М. Броневского.
Здание краеведческого музея в Феодосии
 

И. В. Тункина - Открытие Феодосии - Страницы археологического изучения Юго-Восточного Крыма
и начальные этапы истории Феодосийского музея древностей, 1771-1871


   

начало::назад::страница_77::дальше

В следующем рапорте от 18 мая 1855 года А. Е. Люценко сообщил Л. А. Перовскому, что отправил в Феодосию племянника И. К. Айвазовского, губернского секретаря Л. Мазирова "для отыскания в доме дяди повреждённых глиняных вещей", найденных при раскопках курганов в 1853 году в окрестностях Феодосии, которые граф просил доставить в Петербург "для реставрирования". Л. Мазиров привёз Люценко "обломки глиняных украшений в виде меленьких медальонов с изображением вызолоченной головы медузы". которые плохо сохранились и реставрации не подлежали из-за отсутствия многих кусочков. Кроме медальона, в числе привезённых вещей им упомянуты одна "замечательная" терракотовая статуйка, представляющая "сидящую негритянку", но её нижняя часть была обломана, "и кусков, принадлежащих ей, нигде нет" [156]. (ил. 256).

По словам Мазирова, она была "вынута из гробницы" именно в таком повреждённом виде. Эта статуэтка была отдана некоему Бешчеву для передачи графу Л. А. Перовскому вместе с находками, которые "могут быть сделаны летом 1855 года в Черномории" (т.е. на Таманском полуострове). Мазиров также привёз одну вазу "с обыкновенным рисунком и при этом плохо сохранившуюся", скорее всего, краснофигурную пелику керченского стиля; другая древняя ваза, найденная в обломках, с рельефным изображением на ней какой-то мифологической сцены, "при всех стараниях не нашлась" [157]. Эти документы свидетельствуют, что, несмотря на строгие предписания Л. А. Перовского с требованием вести дневник раскопок и составлять описи находок по комплексам, И. К. Айвазовский не выполнил эти требования и представил в Петербург лишь наиболее ценные, но далеко не все находки.

После смерти Л. А. Перовского руководство Комиссией по исследованию древностей перешло к графу С. Г. Строганову. 15 октября 1858 года отношением из Майербурга №34 С. Г. Строганов просил И. К. Айвазовского представить приходно-расходную книгу с росписью расходов на 2500 рублей серебром, выделенных на раскопки в Феодосии графом Л. А. Перовским, а также "передать оставшиеся от раскопок древности" директору Керченского музея для хранения в музее [158]. 20 января 1859 года Айвазовский подтвердил получение от Перовского на проведение археологических раскопок лишь 1500 руб., которые были "употреблены для раскапывания 80 древних курганов" в окрестностях Феодосии.

Наши курсы присутствуют на рынке услуг Одессы с 2000 года и в начале деятельности предоставляли услуги по обучению английскому языку. В Bravo School всегда доступные цены на изучение английского языка в Одессе.

По уверению И. К. Айвазовского, приходно-расходным книга с подробным изложением распределения этих средств была вручена им лично, вместе с незначительными остатками денег, Л. А. Перовскому в октябре 1852 г. в Петербурге, а находки переданы графу и хранятся в Эрмитаже [159]. И. К. Айвазовский перепутал дату своего свидания с Л. А. Перовским, так как его раскопки относились к 1853 г., причем осенью 1853 и зимой 1853-1854 гг. он оставался в Феодосии, затем уехал в Харьков и Севастополь. Судьба средств, ассигнованных Л. А. Перовским на строительство «кордона», осталась неизвестной.

Вряд ли художником было раскопано 80 курганов — судя по описаниям А. Е. Люценко, исследовано было лишь три, а по данным де Вильнёва — четыре насыпи, да и то не на снос, а колодцами. Сомнительно и утверждение хранителя Феодосийского музея, что лишь в 4-х курганах были найдены древности, а в остальных 18 {или 76, по И. К. Айвазовскому) лишь остатки безынвентарных кремаций. Как и де Вильнёв, к археологическим раскопкам И. К. Айвазовский подходил не как ученый, а скорее как художник, — полевые работы становились источниками пополнения императорского (и, видимо, его личного) собрания изящными произведениями античного искусства.

Рядовой археологический материал не интересовал большинство археологов того времени, поэтому значительная часть археологически значимой информации о раскопках в середине XIX в. некрополя античной Феодосии безвозвратно утрачена для науки. Несмотря на редчайшие по красоте и ценности находки, несовершенство методики раскопок И. К. Айвазовского и представленных кратких описаний раскопок в частных письмах графу, а не в официальных рапортах, прекрасно осознавали и в Комиссии Л. А. Перовского: «Такое удачное начало феодосийских изысканий подает надежду, что основательное и систематическое исследование сей местности, человеком сведущим и опытным в археологии, доставит богатые вклады для Музея Эрмитажа и, с тем вместе, важные данные для науки» [160].

начало::назад::страница_77::дальше

   


 
 

Фоторепортаж о мастер-классе "Древний Египет. Секрет папируса"
Автор и организатор мастер-класса – филолог Надежда Графова
вернуться назад :: смотреть дальше

 
 

 

Культура и искусство: другие ресурсы
Администратор сайта:
kimmeria@kimmeria.com

 
 

- на главную -

 
 
Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
 
     
  © 2011-2016 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)